Новости

07.07.2014
Изменится ли, что-то на рынке учебников?
Обсуждение вопроса по поводу учебников для школ с министерскими работникамиИзменится ли, наконец, что-то на рынке учебников? И когда высматривать радикальных нововведений, какие бы подтвердили — ни одной щелочки ради коррупционных схем в среде книгоиздания не осталось? Об этом ходит речь в болтовне с заместителем министра просвещения и дисциплины Павлом Полянским. Он не просто искусный чиновник, но и сочинитель учебника по всесветной летописи, на свойственном эксперименте ощутивший, якобы трудятся министерские схемы "отсева конкурентов". Ведь, не глядя на то, что учебник П.Полянского получил гриф министерства, в 2011–2013 годах его не включали в список печати, разрешенной к использования в школе.
— Павел Брониславович, правда ли, что на предстоящий учебный год правительственный заказ на учебники будут выполнять те же издательства, что и при Д.Табачнике?
— Мы пришли в МОН марте, когда все конкурсные процедуры были уже закончены. В такой ситуации при перемене 
команды министерство оказывается вечно. На проведение тендерных процедур пред начинанием нового учебного года у нового министра уже просто нет времени. Он "берёт в достояние" плоды конкурса, проведенного былой 
командой.
Это первое событие. Второе — ни один пайщик конкурса рукописей учебников не обжаловал выводов конкурса, о котором так много болтала общественность. Соответственно, министерство не имело никаких правовых оснований отменить постановление по этому конкурсу. Ежели бы мы самовольно отменили следы конкурса, то кто-то из обиженных мог подать в суд. Судебное разбирательство могло атрофировать все последующие деяния относительно учебников и аж денежные счета министерства.
У нас было два варианта: совершенно ничего не печатать и оставить детей без учебников, либо, дочистив, доработав рукописи, напечатать те, какие уже отобраны. Пошли по второму пути. На грядущий учебный год мы печатаем лишь две позиции: допечатываем 13 наименований учебников ради 3-го класса, какие не были напечатаны в 2013 году (в основном учебники на языках национальных меньшинств), и печатаем учебники ради 6-го класса, потому что в заключительный раз их издавали восемь лет вспять.
— То есть так, равно как и планировало прошлое руководство? 
— Там были иные проекты: напечатать в 2014 году учебники ради 3-го и 4-го класса, а также ради 6-го и ради 7-го. При том, что на дальнейший учебный год новые учебники ради 4-го и 7-го класса еще не потребуются. Довод об апробации также не "срабатывает", потому что ни четвероклассников, ни семиклассников, какие бы в 2014/2015 учебном году учились по обновленным росписям, не будет. Когда царство поставило вопрос о надобности расчётливости, мы согласились с тем, дабы средства, какие были запланированы на 4-е и 7-е классы, в этом году не выделялись.
— Как вы будете "дочищать" уже отобранные учебники? 
— Это будут учинять, конечно, не чиновники, а артисты. В беге разведки оказалось, что в Институте инновационных технологий хранятся рукописи учебников, представленных на конкурс и на гриф еще в феврале-марте 2010 года. С тех эпох они не рассматривались, грифы им не присваивались и школы их так и не дождались. Исто, что при такой политике о честной конкуренции промеж писателями и издательствами излагать не приходится. Сейчас эксперты активно учат эти рукописи. Качественным мы аннексируем грифы, дабы издатель умел их напечатать даже если бы за свои средства, дабы не пропала поделка писателей. 
Самое главное — свойство учебников. Поэтому мы сосредоточили напряжения на работе с рукописями, выигравшими конкурс. С участием сочинителей и редакторов исправили, доработали. И на сегодня эти рукописи нормального свойства. Параллельно также выясняли, можно ли не печатать учебники для 6-го класса, а обойтись старыми, какие были изданы восемь лет вспять в 12-летки. И при скудости допечатать их. Оказалось, что учебника, какой вдосталь бы приличествовал действующим сегодня табелям, практически нет. Сходства имеют от 20 до 80%. 
— Уже начата работа по разработке нового беспорядка отбора учебников? 
— Да. Новые процедуры конкурсного отбора и издания школьных учебников разрабатываем токмо в сотрудничестве с хулителями. У нас сейчас практически всегда проистекают брейн-штурмы в ряду порицателей, ученых, издателей, педагогов. Мы разлагаем и критикуем все без исключения, аж "фантастические", прожекты, разыскиваем приемлемый вариант. Уразумеваем, что коль достигнем честного явного отбора вправду качественных, без ошибок и излишеств учебников, — коррупция в этой области исчезнет автоматически, потому что не будет иметь почвы.
— На каких обычаях будет выстраиваться процедура конкурса?
— Для нас ясно, что труженики министерства и Института инновационных технологий не достойны иметь никакого отношения к проведению оценки рукописей учебников, подаваемых на конкурс. При этом мы не умываем руки, не срываем с себя ответственности. В всяком эпизоде все претензии традиционно адресуются не писателям, не критикам, не издателям, а министерству. Рецензию замыслов учебников должна организовывать самобытная структура, какая будет отдавать рукописи на рецензирование порицателям. Также достойно красоваться уделено обособленное почтение психологической оценке рукописей учебников: приемлемы ли они для ребенка, понятны ли, не перегружены, не полезны для здоровья?
Бывшим правилом о конкурсе было определено, что банда сочинителей, один раз выигравшая конкурс, положим для 5-го класса, в дальнейшем приобретает зеленый свет и загодя будет признана победителем для 6-х, 7-х, 8-х и 9-х классов. При том, что она еще ничего не сочиняла. Это так обзываемая линейка учебников. Мы не желаем такой линейки, поскольку расцениваем равный подход как будто преференции. Ради всякого класса соперничество писателей надлежаще протесниться вновь. 
Считается, что линейка страхует преемственность, ведь писатель закладывает в партию учебников свою авторскую концепцию и авторское видение: якобы с этим работать на уроке. По моему заключению, это крайне плохо. Во-первых, есть учебная программа. Есть государственный стандарт. И это как нотная партитура для музыканта: каждый всегда немножко иначе исполнит определенное произведение, но это будет именно это произведение. И учитель, и ученик не должны зависеть от требования использовать именно этот учебник. Во-вторых, автор не должен навязывать учителю педагогические приемы и педагогическую методику, по которым следует работать на уроке. В-третьих, это учебник не для учителя, а для ребенка.
Вообще, тезис об авторской концепции — это смешно, как по мне. Ведь что такое авторская концепция? Это произведение, в котором автор описывает, какой гениальный учебник он напишет. Но вам любой учитель скажет, что если старшеклассник, не говоря уже о педагоге, возьмет новый учебник, десять минут его полистает и не поймет, в чем заключается авторская концепция, значит, ее там просто нет. Авторская концепция должна быть абсолютно очевидной даже при первом поверхностном ознакомлении с учебником. 
— Раскройте секрет — уже есть какие-то конкретные предложения относительно изменений в процедуре конкурса? 
— На последней встрече в кругу экспертов все согласились с тем, что конкурс по отбору рукописей в том виде, как он существовал, нужно отменить. Он не обеспечивает ни качества продукта, ни прозрачности отбора учебников, ни участия педагогов в процессе отбора. Единогласно была поддержана идея создать электронный портал, на котором будут размещены электронные версии как уже напечатанных, так и вновь созданных учебников. Также будут создаваться электронные версии для компьютеров и планшетов. Учителя, родители, любой человек будет иметь доступ к электронным рукописям, из которых и будут выбирать лучший учебник. Самая рейтинговая рукопись, за которую выскажется большинство школ, будет передана в печать. Прозвучало и предложение ввести двухлетний апробационный период, в течение которого в 4-х и 7-х классах будут тестироваться изготовленные за счет авторов или издательств электронные и печатные версии новых учебников. Тогда не придется выбирать кота в мешке. Преждевременно говорить о том, что это окончательные очертания новой модели, но концептуально она по состоянию на сейчас имеет такие параметры.
— Произойдут ли кадровые изменения в Институте инновационных технологий и содержания образования? Ведь именно эта структура МОН занимается учебниками.
— Приказами министерства отстранены от исполнения обязанностей директор института Александр Удод и его заместитель Святослав Серебрянский. Это связано с тем, что правоохранительные органы ведут расследование. Сейчас обязанности директора института исполняет Казимир Левкивский — человек, который никогда не был причастен к отбору учебников. 
— Значит, настоящие реформы будут? 
— Моя мечта — создать "учебниковое ВНО". Чтобы прозрачный и честный механизм отбора учебников вызывал такое же большое доверие, как и независимое тестирование. И чтобы ни один новый министр не решился отменить эту процедуру. Потому что боялся бы давления общественного мнения.